00:06 

A Long Way Home. Глава 6

Гельвард Манн
somehow I always mess things up
Название: A Long Way Home
Автор: sinemoras09
Переводчик: Гельвард Манн
Бета: Lisa Hunt
Разрешение на перевод: получено.
Пейринг/Персонажи: Обито/Рин, Кабуто, Зецу
Жанр: АУ, драма, hurt/comfort.
Рейтинг: R.
Размер: примерно 15 000 слов (11 глав).
Отказ от прав: все благодарности Кишимото + sinemoras09.
Саммари: Кабуто воскрешает Рин из мертвых. Обито приходится иметь дело с последствиями. Спойлеры к 600 главе.
От автора: В этом фанфике я сделала Рин немного старше. Я знаю, что в каноне на момент гибели ей было около 14 лет, но, поскольку это АУ, я прибавила ей пару лет. Иначе это территория педобира, не правда ли?
Изначально это было задумано как довольно длинный ваншот.
От переводчика: возможен ООС Обито, поскольку фанфик был написан без учета случившегося после того, как с Обито сняли маску.

Глава 6. Вопросы

Кто он, человек, который никогда не знает покоя? Неустанно блуждающий из страны в страну, из одного уголка Земли в другой?
Обито видел слишком много. Он видел, как поднимались в воздух стрелы, как сталь билась о сталь и как умирали люди.

* * *


В городе был карнавал. Весь день Обито переминался с ноги на ногу, пытаясь набраться смелости и пригласить Рин. И когда неожиданно Рин сама сказала ему: «Обито, хочешь пойти на карнавал?», все, что он смог сделать — тупо кивнул и позволил ей взять себя за руку, следуя за ней на главную площадь.

- Здорово, правда? - сказала Рин. Стоял теплый вечер, вокруг мерцали разноцветные огни бумажных фонарей. Рин держала во рту леденец на палочке и улыбалась ему.

На углу улицы продавали воздушные шары. Обито как раз решил купить один, намереваясь подарить ей, как вдруг увидел, что Рин машет рукой, подзывая Какаши. Она тут же забыла, что пришла на праздник с ним.

Он стоял, держа в руке воздушный шар, и чувствовал, что его сердце разбито. Толпа безмолвно обтекала его, как речная вода обтекает камень.

* * *


Проходили недели. Обито редко видел ее. Он не избегал ее сознательно: ему предстояло сделать множество приготовлений, собрать союзников и встретиться с пятью каге на их смехотворном саммите. Обито собирался объявить им войну. Рин была жива, и он не мог позволить себе тратить время зря.

Он не стал телепортироваться через Камуи, вместо этого отправившись пешком. Подойдя к укрытию, он заметил кучу булыжников и дыру в скале диаметром в человеческий рост над тем местом, где находилось их секретное убежище.

- Тоби! Ты вернулся!

Он уже приготовился к схватке, как вдруг заметил, что Зецу, толпящиеся в пещере, машут ему руками и улыбаются. В пещеру отовсюду падали широкие столбы света, и бесчисленные полупрозрачные тела копошились, пробивая новые отверстия в массиве скалы.

- Это что еще такое? - спросил Обито, и Зецу довольно запрыгали.
- Рин-чан велела нам! Она сказала, мы должны впустить внутрь немного света! - ответил один из них, и Обито резко развернулся, отправившись на поиски Рин.

- Зецу нужен солнечный свет, - сказала Рин. Когда Обито нашел ее, она поливала свою нелепую грядку с овощами, которую завела посреди пещеры. Рин сердито и вызывающе смотрела на него, скрестив руки на груди.
- Они - растения, а ты держишь их взаперти под землей. Именно поэтому они такие слабые! Им нужно немного солнца, - повторила она, и Обито уставился на нее, слишком ошарашенный, чтобы что-то сказать.

После того как ему удалось взять себя в руки (он все же сказал ей прямо - она должна радоваться, что еще жива, просто у него слишком много других забот и нет времени даже на то, чтобы свернуть шею глупой куноичи-медику), он пошел на другой край пещеры и обнаружил, что все вещи там переставлены: оружие разложено по местам, его боевой веер, который он бросил в угол, аккуратно пристроен на подставку.

- Что это? - снова спросил он. Рин фыркнула и закатила глаза.
- Здесь такой беспорядок! Я не могу так жить! И мне все равно больше нечем заняться, - добавила она. - Ты оставил меня одну на целый месяц.

Она проверяет меня, подумал он. Она уже поняла, что он не убьет ее, и теперь пытается определить границы дозволенного. Что ж, хорошо. Обито повернулся к ней спиной, пытаясь не обращать внимания на ноющую боль, зарождавшуюся в виске. Если она хочет устроить ему проверку, так тому и быть. Есть более насущные проблемы, которые требуют его внимания.

* * *


Был вечер. Он пришел на тренировочное поле, чтобы попрактиковаться в катоне и метании сюрикенов, и увидел, что она сидит на скамейке, сгорбившись, и плачет.
- Рин?
Она подняла голову. Лунный свет освещал ее лицо, и он увидел, что ее глаза припухли, слезы дорожками стекали по щекам и капали с подбородка.
- Я пыталась сказать ему, - произнесла Рин, и ее нижняя губа задрожала. - Я пыталась сказать ему, но он не обращает на меня внимания. Он просто меня не замечает, Обито, - сказала она и снова начала плакать.
Обито смотрел на нее с грустью. Разумеется, Какаши был гением, крутым и талантливым, и определенно более красивым, чем он, Обито. Но пока все девочки ходили за ним по пятам, Какаши упрямо игнорировал их, заявляя, что шиноби — просто инструмент, а отношения — пустая трата времени.
Рин заплакала, и Обито побросал свое оружие на землю и обнял ее. Она спрятала лицо у него на плече.
- Я всегда любила его, - сказала Рин. Она подняла лицо, вытирая слезы. - Я думала, что, если мы будем в одной команде, мы сможем сблизиться. Но он меня просто не замечает, - произнесла она. Обито протянул ей носовой платок, и она высморкалась, горестно всхлипнув.
Некоторое время они молча сидели рядом. Ему было больно видеть ее такой расстроенной, и все, что ему хотелось — пойти и ударить Какаши по его надменному лицу, наорать на него и сказать — обрати, наконец, на нее внимание! Она — самая красивая девочка на свете, а ты обращаешься с ней, как с каким-то бесполезным мусором!
Он сжал кулаки, чувствуя, как после этого внутреннего монолога в нем закипает гнев. Рин снова посмотрела на него, смаргивая слезы.
- Могу я спросить у тебя кое-что, Обито? - сказала она. - Только обещай, что скажешь мне правду.
- Да, - ответил он. - Конечно.
Она посмотрела на мокрый носовой платок, который комкала в руках.
- Скажи - я красивая? - спросила она. Она подняла на него взгляд. Ее лицо было все в красных пятнах, нос мокрый и распухший, а на щеках блестели дорожки слез.
Он взял другой платок и вытер ей щеки, затем осторожно откинул выбившуюся прядь волос.
- Ты очень красивая, - сказал он, и Рин улыбнулась, но потом снова заплакала, опустив плечи.
- Спасибо, Обито, - произнесла она сквозь слезы. - Ты правда очень хороший друг.
Обито просто сидел и кивал, пытаясь сглотнуть комок в горле.
- Хочешь, я его отлуплю? - спросил он, и Рин засмеялась, положив голову ему на плечо. - Нет, правда, Рин, я знаю всякие грязные приемчики! Я могу сначала подсыпать слабительное ему в еду. Правда!
Рин опять засмеялась, и Обито улыбнулся, держа ее за руку.

* * *


- Ты вообще ешь? - спросила Рин.
Обито посмотрел на нее. После истории с овощными грядками Рин перестала его бояться. Она везде ходила за ним по пятам как тень, раздражая его — без сомнения, ее подбивали на это бесчисленные полчища Зецу, сновавшие по пещере.
- Мне просто интересно, - сказала она, и Обито закрыл глаза, убеждая себя, что, если он будет молчать, она в конце концов забудет об этом, что ей станет скучно и она оставит его в покое. - Мне просто интересно. Зецу сказали, что тебе не нужно спать, но я один раз видела, как ты спишь. Так что мне стало интересно, бываешь ли ты иногда голоден? Если твоя чакра истощена?
Он продемонстрировал ей свой шаринган. Она побледнела и на некоторое время замолчала.
На следующий день Рин зажала его в углу и сказала:
- Ты никогда не говорил мне, как тебя зовут.
Он прищурился и отодвинул ее с дороги, намереваясь идти дальше.
- Эй, - Рин следовала за ним. - Учиха-сан, - это раздражало достаточно, чтобы заставить его остановиться и повернуться к ней.
- Учиха, - повторил Обито, растягивая слоги, перекатывая это слово, как шарик, на языке. - Что заставило тебя думать, что я — Учиха?
- Твой шаринган, - ответила она, и Обито прищурился.
- Я мог пересадить его от кого-то еще, - сказал он. - Я мог украсть сколько угодно глаз. Ты ничего обо мне не знаешь.
- Я знаю, - сказала она, и Обито увидел, как она пытается прочитать его, решить, не лжет ли он. - Вокруг пересаженного глаза чакра была бы неравномерной, но с ней все в порядке. А вот твой второй глаз пересажен, - сказала она, нахмурившись и разглядывая его маску. - Но я не знаю, зачем ты прикрываешь его. Зачем пересаживать себе глаз, если ты им не пользуешься?

Телепортировать себя из комнаты в комнату стало слишком утомительным.
Поскольку она продолжала донимать его вопросами про имя, Обито вернулся к той версии, которую он излагал всем: что он — Учиха Мадара, что ему сотня лет и что он мститель.
- Тогда почему они зовут тебя «Тоби»? - спросила она.
- Кто?
- Зецу, - сказала она, и ему показалось, что ноющая боль в его виске усилилась десятикратно.
- Вот у них и спроси, - ответил он. Она только покачала головой.

Снаружи наступила ночь, и в пещере не было другого света, помимо дрожащего пламени свечей в ее комнате. Он смотрел, как Рин сидит напротив зеркала и вглядывается в собственное отражение. Ее щеки запали, а вокруг глаз появились темные круги.

- Я не помню, - сказала она и подняла глаза, встретившись с ним взглядом в зеркальном отражении. - Я смотрю на себя в зеркале и вижу, что я взрослая, но когда я пытаюсь вспомнить, то не могу...
- Не мучай себя этим, - сказал Обито, но Рин тряхнула головой.
- Мне снятся кошмары, - тихо произнесла она. - Иногда мне снится, что моя грудь пробита насквозь, у меня кровь в легких и я не могу дышать.

Обито промолчал. За его спиной мерцали свечи, их изменчивый свет бросал пятна теней на голые стены.
- Кстати, твоя рана... - начала Рин, и Обито наклонил голову, посмотрев на нее.
- Какая рана? Я не ранен.
- Нет, та самая, с прошлого раза, - сказала Рин, заставляя его сесть. - Я говорила тебе, что тогда я проделала только самую грубую работу. Мне нужно убедиться, что она зажила.

- Я в порядке, - огрызнулся Обито, но она встала перед ним и настойчиво потянула его за ткань плаща.
Он напрягся, когда почувствовал, как маленькие руки, излучающие чакру, прошлись по его плечу, залечивая плохо зажившие участки, разрывая спайки и разглаживая неровные рубцы. Обито не раз думал о том, чтобы отрезать свою человеческую руку и заменить ее конечностью из клеток Хаширамы, но это было слишком трудоемко, и ему пришлось бы заново тренировать эту руку.
- Я хочу, чтобы ты это снял, - сказала Рин, потянув его за рукав. - Я не смогу вылечить тебя как следует, пока на тебе вся эта одежда.
- Я сказал тебе, - Обито убрал руку, - что не нуждаюсь в лечении.
Он собирался встать и уйти, положив конец этому нелепому разговору, но Рин дотронулась до его руки, тонкие пальцы погладили его запястье.
- Позволь мне закончить, - сказала она, и Обито медленно сел, глядя на нее.
Он закатал рукав. Он не собирался снимать водолазку, это было бы слишком унизительно. Когда она снова дотронулась до него, положив ладони на спину, его плечи напряглись.
- Ты не любишь, когда тебя трогают, так ведь? - спросила она, и Обито обернулся, молча окинув ее взглядом.
- Прикосновения делают нас открытыми, - тихо произнес он. - Создают ненужные привязанности. Все то, что приводит к боли и отчаянию.
- Это звучит слишком печально, - сказала Рин. Он почувствовал пульсацию ее чакры, и по его телу разлилось приятное тепло. Сейчас ему больше всего хотелось прижаться к ней, дать волю своим примитивным инстинктам и заставить ее вспомнить. Но правда оставалась правдой: она умерла. Она никогда не любила его. И хотя она смотрела на него с состраданием, ему хотелось просто грубо схватить ее за руки и взять ее силой.
Но он никогда не сделал бы этого с ней.
Она закончила лечение, но так и не убрала руки с его плеч. Некоторое время они сидели наедине. Затем Обито поднялся, а Рин снова забралась в постель.

* * *


На что похоже его горе? Какую форму имеет пустота внутри, нож в его сердце? Это зияющая рана, неутихающая боль, бездна, полная ревущего пламени, боли и отчаяния.

Он посмотрел на свое отражение в зеркале. Риннеган покачивался в банке с мутной белесой жидкостью. Он начал пересадку. Шрамы разбегались по его лицу, как трещины на стекле. Когда он поднял взгляд, на него уставился единственный, налитый кровью глаз, вращающийся шаринган, а во второй глазнице зиял темный провал, похожий на жестокую ухмылку.



@темы: гет, Учиха Обито, Тоби, Нохара Рин, Зецу, R, фанфик, перевод, макси, драма

   

Uchiha Obito fanclub

главная